Книга МАЛИНОВЫЙ НАБАТ

Пост обновлен июнь 14




Уважаемый читатель предлагаем вашему вниманию первое научно-

популярное произведение по Омологии  «Малиновый набат»






Предисловие

Ольга Арзуманова-Д'Аржанкур

Психолог – имиджмейкер, парапсихолог, энерготерапевт, духотерапевт

Ольга Арзуманова-Д'Аржанкур - ​создатель Жизнетерапии, Планетарной Цифрологии, Системы Координат Матрицы Жизни и ключей переходов по Измерениям реальности.


Живет и работает автор во Франции, но имеет русские корни.

Много путешествует и по всему свету и передает знания, помогая людям остановить войну со своей жизнью, помириться с ней и сделать ее достойной себя.


Имея большой опыт консультативной работы, Ольга Александровна создала

единую систему координат, позволяющую определить, как различные виды

душевных состояний человека влияют на качество его жизни.

А так же разработала прикладные инструменты диагностики, анализа и

методики гармонизации душевных состояний а следовательно и реальности

человека в заданном им направлении.


Перед вами волшебная книга - она способна творить и преображать жизнь и

очень многим уже помогла прийти туда, где живет его счастье.

Перед вами добрая книга – каждый найдет в ней свой бесценный дар и

освободится от всего того, что мешает любить и быть любимым.

Перед вами интересная и безопасная книга - все омологические инструменты

обернуты автором в добрую сказку так искусно, что воспользоваться ими

можно только человеку с добрым сердцем и только во благо.

Предлагаем и Вам уважаемый читатель познакомиться с сакральным

путеводителем по пространствам жизни и получить удовольствие от

процесса и результата этого пути.


По сути данное произведение - сакральный путеводитель по пространствам и

измерениям жизни.

Внимательному читателю не составит труда определить

где из 14 жизней он находится сейчас, где он желает быть и получить

подробную карту движения в данном направлении с подробным описанием

этапов прохождения данного пути

Результаты применения этих знаний – иначе как чудом не назовешь!

Поражает и точность достижения желанного и скорость получения

результата.

3 Новелла «Нелюбимый Любимый Табак» из книги "Малиновый набат"

Читает автор Ольга Арзуманова



Оглавление Вступление 1 Очаровательные разочарования праздничной ночи 2 В гости - навсегда 3 Огненный шарик 4 Сфера 5 Путешествие в ядро Земли 6 Чудесное создание 7 Сияющий мир 8 Влюбленная Лиана 9 Разговорчивая Паутель 10 Концепция процветания первой фрейлины королевы 11 Королевский подарок 12 Доктор Женьшень 13 Профессор педагогики Фикус 14 Гениальный союз 15 Профессор философии Конопля 16 Рождение родоначальника 17 Бесполезная гениальность 18 Нелюбимый - любимый Табак 19 Последнее желание 20 Правда, противоречащая законам Мироздания 21 Идея! 22 Бабочка и Сорняк 23 Законы Мироздание - I 23.1 Солнце и четыре измерения Земли 23.2 Чистилище 23.3 На Земле 23.4 Четырнадцать измерений жизни 23.5 Ядро Земли 23.6 Чувства - правда души 23.7 Правда прощения, Веры и Надежды 23.8 Путь души 24 Мужская проблема 25 Законы Мироздания II 25.1 Человек, жизнь, душа и ее отражение в измерениях жизни 25.2 Диагностика истинного состояния души 26 Особо чрезвычайное ядерное положение 27 Законы Мироздания III 27.1 Право выбора 27.2 Любовные страданья 27.3 Бездушные 28 В преддверии фестиваля ядерной песни 29 Законы Мироздания IV 29.1Ключи переходов 29.2 Единственный способ 30 Прощальный праздник 31 Парк Наслаждений 31.1 Безразличный мужчина 31.2 Веселый юноша 31.3 Милая женщина 31.4 Нарядная женщина 31.5 Грозный мужчина 31.6 Королева наслаждений 31.7 Недовольный мальчик 32 Директор парка 33 Последнее искушение 34 Возвращение Заключение


Приобрести книгу "Малиновый набат" вы можете в магазине автора на сайте


в магазин



СКАЗКА О ПРАВДЕ Малиновый набат

Посвящается моей дорогой маме Софии Мануковне Арзумановой

Предисловие Уважаемый читатель предлагаем вашему вниманию первое научно-популярное произведение по Омологии, учении о взаимодействии человека с Жизнью в Матрице планеты Земля. По сути, перед вами сакральный путеводитель по Измерениям Жизни, который обернут автором в добрую сказку так искусно, что воспользоваться им можно только во благо. Вступление

С надеждой на веру в любовь Это была ночь долгожданного и всеми любимого праздника Отчаяния. Повсюду звучала музыка, разливался смех. Весь город был украшен разноцветными гирляндами сверкающих огней, которые переливались и подмигивали в такт площадным оркестрам, призывающим в пляс. По главной улице, пламенеющей рекой, гремя громогласными лозунгами, проходило факельное шествие, а за ним, звеня в бубны, стуча в барабаны, а то и просто хлопая в ладоши и крича, что было сил, шли непрестанно растущей колонной поддерживающие направляющих. - Отчаяние-спасение!!! Дзинь - Брынь - Бум - ДААААААААААААААА!!! - Отчаяние-пробуждение! Дзинь - Брынь - Бум - ДААААААААААААААА!!! - Отчаяние-возвращенье! Дзинь - Брынь - Бум - ДААААААААААААААА!!! – доносилось до самых далеких окраин одержимо повторяемое согласие. Нарядный город, превращенный сияющим праздником из просторного в тесный – ликовал и этот водоворот веселья, захватывая всех кружил, унося с собой на встречу к счастью, так стремительно, что оно, становясь неизбежным, наполняло каждого все большей и большей радостью. К полуночи все собирались у Черного Дворца - идейного и духовного центра Королевства, где на площади с огромной, празднично наряженной яблоней, демонстрируя доблесть и могущество, начинался парад всех войск Армии Возвращения. Окончив торжественный марш, его участники выстраивались в стройные колонны по периметру площади и замирали, а на словно висящем высоко в небе золотом пике тающего в ночи Черного Дворца, почти невидимый Магистр, раскатистым басом произносил свою торжественную речь. - Жизнь за жизнью люди приходят на Землю, и живут на ней, обрекая себя на страдания. Смерть за смертью люди уходят с Земли разочарованными и возвращаются ничего не помнящими, вновь и вновь, принимая земную боль, как справедливое наказание, за когда-то совершенную их праматерью ошибку. Они, считая себя жертвами не существующего проклятия, становятся заложниками вины и живут на Земле в изгнании, в надежде на прощение, не зная того, что прощены и Дом Истинный всегда открыт и ждет их. Кто может пробудить людей, чтоб они, увидев этот бесконечный бег по кругу, отчаялись в земной жизни и, освободившись от Земли, вернуться в Рай? Кто в силах помочь им понять, что они борются не за жизнь, а с жизнью, которая дарит победы, только для того, чтобы продолжать войну, но в итоге, всегда побеждает и отнимает все, чего хватило им сил достичь? Кто освободит людей от иллюзий Земли и покажет им жизнь реальную - органичную на этой Планете только для животных? Никто!!! Никто, кроме нас!!! Мы и только мы, удостоены этой великой миссии!!! Мы, и только мы, спасители рода человеческого!!! Мы и только мы!!! Гром аплодисментов, разрежая затаенную в застывшем дыхании тишину, подхватывал окончание его речи и продолжался, пока не раздавалось, окутывая ночное небо, знакомое и любимое всеми: «Дети мои!» По регламенту праздника, после Великого Магистра, всегда выступала Королева Ада. - Изо дня в день, из года в год, из века в век, вы помогаете людям освободиться от отвергающей их Земли. Изо дня в день, из года в год, из века в век, вы с честью выполняя возложенную на вас миссию, ведете людей дорогой возвращения в Дом Истинный. Изо дня в день, из года в год, из века в век, не щадя себя, вы спасаете не признающих, отвергающих и даже презирающих вас, жалея несчастных за их слепоту. Легко любить тех, кто любит тебя, радостно делать то, что приносит благодарность и только истинным рыцарям добра под силу самоотверженно принять всеобщее презрении, ради спасения презирающих. Родные мои, я благодарю каждого и каждому из вас говорю спасибо! Для меня нет большего счастья, чем иметь таких детей, как вы! Сегодня вас благодарят все, кого вы освободили от Земли!!! Сегодня вас благодарит каждый человек, которому вы помогли выйти из реинкарнационного круговорота и вернуться в Рай!!! Сегодня и всегда, я горжусь вами, дети мои!!! – говорила она. Слезы счастья, переходящие в овации встречали окончание речи первой дамы Королевства, всеми любимой Лилит. Апофеозом праздника было, когда на городской яблоне вспыхивали яблочки, золотыми цифрами высвечивая число Спасенных - освобожденных от Земли. И это приводило всех в неистовое ликование, потому что каждый испытывал радость и гордость, чувствуя свою причастность к великому делу Возвращения людей в Рай. Праздник продолжался. Кто-то становился участником карнавала, всю эту ночь проходившем в городе. Кто-то спешил домой к торжественному ужину с вручением подарков, в числе которых, обязательным считалось яблочко. В преддверии праздника бесчисленное количество всевозможных видов, цветов и размеров яблочек, продавалось во всех магазинах Королевства. Это были - украшения, сувениры, игрушки, сладости, поздравительные открытки и, конечно же, наливные с трудом отличимые от настоящих плоды, которыми украшалась яблонька. В этот день ее устанавливали в каждом доме и все члены семьи, и приглашенные гости, в назначенный час, подходили со своими яблочками к дереву и, возвращая запретный плод, просили прощения за несчастных людей совершивших роковую ошибку. А потом, усаживались за стол и пировали до утра. Все в эту ночь были веселы, довольны и безгранично счастливы, все, кроме маленькой девочки, Сафы, которая сидела одна в чужом доме на краюшке скрипучего дивана и плакала. Глава 1 Очаровательные разочарования праздничной ночи Сафа была потомком старинного рыцарского рода, славившегося выдающимися личностями, навечно вошедшими в историю Королевства Ада. Немалым удалось достичь высшего Ангельского сана и многим Рыцарского звания, которым удостаивались доблестные воины Армии Возвращения - герои, отдавшие свои жизни ради спасения потерявших Рай людей. Только в этом роду и то, не в каждом поколении рождались зеленоглазые и рыжеволосые дети с родимым пятнышком - знаком чистоты крови и великой силы, благословленной печатью Магистра. От всех младенцев, рождающихся с животными инстинктами и развивающимися со скоростью способностей, посредством обучения и воспитания, они отличались тем, что не учили, а вспоминали знания и умения. Эти дети являлись хранителями всей информационной базы Земли, которая открывалась им по мере физической и ментальной зрелости. К семи годам они могли читать, писать и говорить на всех языках и диалектах с единственным акцентом детского произношения. К тринадцати - осваивали все виды искусств, в виртуозном исполнении, к восемнадцати годам, они знали все науки, к двадцати двум, к ним приходило знание культуры, нравов, традиции и религий существующих и существовавших народов, всех цивилизаций Земли. С восьми лет они переезжали жить в Черный Дворец, под покровительство Его Величества Магистра и посещали родителей ежемесячно - в свободный день, на семейные праздники и на праздник Отчаяния. Задача семьи, рождающей сверх ребенка заключалась в осознании того, что они подарили Жизнь не своему умиляющему капризами и проказами чаду, а Ангелу Хранителю Земли, что требовало почтительного отношения к нему, без проявления какого-то рода сентиментальности. Такое воспитание позволяло ребенку, расти, осознавая свое предназначение, и освобождало от сентиментальной связи с родителями, что развивало самостоятельность, которая была необходима для адаптации жизни вне дома. Все женщины этого рода, мечтали родить Ангела, обучением которого занимался сам Магистр. И когда появилась зеленоглазая и рыжеволосая Сафочка с коричневым пятнышком на маленькой ручке, ее родители Рава и Руэль, любуясь малышкой, не могли поверить своему счастью. Готовился пышный праздник, настоящий бал в честь рождения девочки. Дом был украшен сверкающими огнями и гирляндами цветов. На кухне превзошедший сам себя повар, как генерал на параде, обходил выставленные в ряд на длинном, начищенном до сияния столе, изысканно приготовленные яства. Устроитель праздника, охрипший от команд и бесконечных замечаний, давал последние распоряжения бестолковым от страха слугам. А в танцевальном зале, пряча волнение за серьезностью, музыканты струнного оркестра, начали настраивать свои инструменты. Даже сюрприз, тщательно скрываемый от всех счастливым отцом, уже был спрятан у дома в саду, откуда в самый разгар веселья должно донестись ужасающее БУБУХ, разливаясь по небу золотым фонтаном звезд, мерцающих "Здравствуй Сафа" и привести собравшихся в неминуемый трепетный восторг. Все и все были готовы к встрече гостей. Отовсюду съезжались родственники, друзья, спешащие поздравить счастливых родителей и полюбоваться чудесным младенцем. Разнаряженные восторженные дамы, галантные умиленные кавалеры, выражали самые нежные чувства и добрые пожелания, склоняясь над колыбелькой, окруженной и непрестанно окружаемой подарками. Даже мать Руэля, которая уже три года, после того, как покинула сцену - удалилась от мира и жила в полном уединении в своем поместье, никуда не выезжая и никого не принимая - пожаловала на праздник. Одни утверждали, что она не в себе, другие убеждали, что она увлечена какой-то новой философией, которая уводит так далеко, что оттуда уже никого не видно, третьи доказывали, что она безнадежно подурнела и в таком виде стыдится появляться в свете. Кто-то ее осуждал открыто, называя взорвавшейся звездой, кто-то – деликатно, выражая свое непонимание, а кто-то жалел, уходя, от уже ставшим традиционно-светским разговора о ней. Но никто, никто уже не любил, всеми когда-то обожаемую Кару. После потери голоса, а, следовательно, завершения карьеры она, как и все жители Ада на праздник Отчаяния должна была отбыть в Рай, но переселение было отложено до написания ей книги "Моя жизнь в искусстве". Кара была Великой Певицей. Ее голос не имея рода, был поистине ангельски чист и прекрасен. Он владел небесным правом нести душе благую весть, заставляя ее трепетать от радости и плакать от счастья. Мемуары творческой жизни, обладательницы ангельского голоса, предполагалось использовать, как дополнительное пособие в обучении театральной молодежи. И Кара отказалась от неблагодарного и жестокого мира, который, мало того, что, презрел звезду, за то, что она погасла, но и оценил посвященную ему жизнь, не более как "дополнительное пособие". Единственным ее желанием, было поскорей закончить книгу - пытку, каждая страница, каждый абзац, каждая строка, каждое слово которой, приносило боль напоминания того, что она предана и уносило в ту жизнь, о которой хотелось забыть. И все-таки в распахнутые двери дома, гордо вошла все еще прекрасная Кара. Никак не реагируя на окружающих, она подошла к внучке. Девочка поразительно похожая на нее, спала, чему - то улыбаясь во сне. Кара тоже улыбнулась и положила в колыбельку золотой родильный колокольчик, который уже не одно столетие звенел в детских ручках, оповещая о приходе Ангела. Она поздравила Руэля и Раву и, сославшись на занятость, простилась и направилась к выходу. Сопровождающему ее сыну, который просил задержаться, в честь такого праздника, Кара в очередной раз объявила - в этой жизни для меня самый большой праздник покинуть эту самую жизнь, а это произойдет только тогда, когда будет закончена книга, поэтому я всегда занята и потом, - добавила она Кого мне хотелось здесь видеть, я уже увидела. И все откровения, все предложения и просьбы в очередной раз были отвергнуты замерзшей и бегущей, все дальше и дальше от тепла раз обожженной душой. За разливающимся весельем никто не замечал, отсутствие Руэля, который стоял за воротами поместья и, разгоняя дурные предчувствия, провожал взглядом удаляющуюся карету матери. В самый разгар праздника к дому подъехал всадник и, доложив Руэлю о срочной депеше, вручил ему пакет с грифом "Секретно". Руэль улетел на Землю и не возвратился. Родственники, приехавшие издалека и оставшиеся погостить, весь следующий день, успокаивали Раву, рассказывая ей аналогичные случаи, о вынужденной задержке на Земле, с хорошим исходом, но она не переставала плакать, прижимая ребенка к груди, где больно тянуло сердце, будто из него что-то уходило. Так прошел день, прошла ночь, и наступило утро великого горя, когда пожаловал посыльный с официальным известием, из которого следовало, что Рава теперь не жена, а вдова героя, которого изгнали и уничтожили безжалостные служители добра. Его имя вошло в Энциклопедию Армии Возвращения Ада, где писалось: "Руэль был доблестным офицером агностических войск. Он спасал заблудших людей, угодивших в религиозные капканы, помогая им осознать, что они не идут в дом родной к Солнцу, а сидят у костра, который алчно пламенеет, желая поглотить все, чтобы сохранить огонь. Он призывал не верить пугающим лжепророкам, которые внушают, что Господь - карающий и с помощью страха загоняют людей в безопасные стада, где пугая волком, сами едят и стригут. За свою недолгую жизнь Руэль помог многим прозреть и обрести Дом Истинный. Посмертно ему присвоено звание Рыцаря Возвращения". Спустя семь лет, накануне праздника Отчаяния, офицер Армии Возвращения Рава, тоже не вернулась с Земли. В числе погибших ее не было, она была объявлена без вести, пропавшей и до выяснения обстоятельств исчезновения, ее дочь Сафа по решению Королевского Попечительского Совета была временно поселена к ближайшей родственнице, бесконечно недовольной этим решением бабушке Каре. В этом году, она, наконец, завершила работу над Дополнительным Пособием "Моя жизнь в искусстве" и, освободившись от десятилетнего наказания, в этот долгожданный Праздник Отчаяния, должна была отбыть в Рай. Но, в связи с исчезновением Равы, она снова оказалась полезна Королевству, и ее переселение было отложено, до следующего года, в течение которого, Сафа, достигнув восьми лет, переедет на постоянное жительство в Черный Дворец под покровительство Его Величества Магистра. Кара была не в себе от возмущения, но, не смея возразить высокому решению, она не переставая думать - Лучшего подарка трудно себе и представить, - давала поспешные распоряжения по оборудованию комнаты для Сафы. Из предписания по содержанию и воспитанию девочки, следовало, что к ней нельзя проявлять никакого рода сентиментальности и необходимо создать все условия для свободного чтения без ограничений во времени и выборе литературы. И уже к обеду бывший кабинет библиотеки с резными деревянными панелями, мраморным камином, массивным инкрустированным столом, стоящем надежно на изогнутых, будто вросших в дубовый паркет ножках, с огромным черным кожаным креслом и диваном, был дополнен ажурной металлической кроваткой с розовой вуалью, маленьким перламутровым туалетным столиком с розовым велюровым пуфиком и перламутровым платяным шкафчиком, что по замыслу Кары должно было превратить кабинет библиотеки в девичью комнату. Но, увидев то, что получилось нечто совершенно нелепое - как девичий кабинет, она подумала - какой ужас и, вздохнув, сказала - Хорошо. По рассказам мамы и по хранившимся в доме афишам, Сафа знала, что бабушка ее великая певица и красавица. Одной из афиш, которую Сафа попросила маму повесить в своей комнате, она всегда любовалась перед сном. Локоны рыжих волос обвивали ангельское лицо и тонкий стан. Сияющие зеленые глаза и такая улыбка, что нельзя не улыбнуться в ответ. Все говорили, что Сафа, поразительно похожа на Кару. Девочка была рада этому сходству и, приближаясь к дому бабушки, думала, что та тоже обрадуется, увидев ее. Ближе к вечеру карета Департамента Попечительства, въехала в поместье Кары и остановилась у особняка. Сафа впервые вошла в дом бабушки. Но никакой радости по случаю встречи с внучкой уставшая и раздраженная Кара не проявила. Ограничившись рамками холодного этикета, она приветствовала девочку, проводила в отведенные для нее апартаменты, и уже перед выходом объявив - Ужин в восемь, - ушла. Сафа оглядела комнату, в которой будет жить до возвращения мамы и нашла ее больше смешной, чем странной. Она поставила свой саквояж у туалетного столика и вошла в библиотеку, где деревянные шкафы, строго выстроенные в ряд, создавали уходящие бесконечно далеко улицы, которые пересекались такими же линиями шкафов. У всех улиц и линий были свои названия, у всех шкафов номера, у всех полок под номера. - Ой, это же огромный город, нет – страна, нет, еще больше – мир - шептала, восхищенная библиотекой Сафа. Без пяти минут восемь в нарядном белом платье и парчовых туфельках, она, держа в ладошках сплетенное из красного бисера яблочко, сидела на диване в ожидании приглашения. Часы пробили восемь, и Сафа отправилась на поиски столовой. Пройдя слабо освещенный коридор, она открыла тяжелую дверь и оказалась в пышно декорированной гостиной, одна из дверей которой была приоткрыта, Сафа направилась к ней и вошла в столовую. Ничего не изменившая в своем туалете Кара, уже сидела за столом. - С Праздником Отчаяния, бабушка, - радостно произнесла Сафа, торжественно, на вытянутых руках, вручая ей свое яблочко. - Благодарю, - безразлично ответила Кара, принимая подарок и, не глядя на Сафу, подвинула к ней лежащую на столе маленькую коробочку. - Спасибо, - ответила девочка и, открыв коробочку, замерла. Рубиновое яблочко? Ой, какое красивое! Ой, какое яблочко! Бабушка, это самое красивое на свете яблочко. Спасибо - шептала, восхищенная подарком Сафа и, подойдя, к маленькой яблоньке без украшений, без огоньков, повесила его на веточку. А потом присела к столу напротив Кары, и они приступили к ужину. Тикали часы, трещали паленья в камине, и металл царапал фарфор. Кара молчала, девочка тоже. И уже за десертом Сафа осмелилась начать разговор. - Бабушка, не находите ли вы, что мы имеем поразительное сходство? - Нахожу, - взглянув на нее, ответила Кара. - Я, признаться этому очень рада. Мама говорит, что когда я выросту, буду такой же красавицей, как вы. Мама мне рассказывала, что вы были великой певицей, много выступали, ездили по всему Королевству и везде вас знали и любили все, все, все! А потом у вас открылся еще один талант - писательский и теперь вы очень заняты, потому что работаете над важной для вас и полезной для всех книгой. Как вам повезло бабушка, что у вас два таланта, и вы можете вдвое больше быть полезны нашему Королевству. А может быть, у вас еще откроется какой-то новый талант, и вы тогда… - Праздничный ужин окончен, - перебила Кара ледяным голосом и, посмотрев на внучку так, что та перестала улыбаться, встала из-за стола и покинула столовую. Сафа не понимая причины раздражения бабушки, какое-то время сидела в растерянности, а потом побежала за ней. - Бабушка, бабушка, - кричала она, догоняя удаляющуюся по длиной галереи Кару. Я не хотела сказать ничего дурного! - Ах, оставьте, ступайте к себе, - безразлично ответила та, не оборачиваясь. Сафа остановилась. - А как же праздник? – прошептала девочка. - Праздник? – вдруг взорвалась Кара. Праздник? – повторила она, еще громче и, развернувшись так посмотрела на Сафу, что та опустила глаза. Благодарю вас, вы мне уже устроили праздник и преподнесли ни с чем не сравнимый подарок. Мне на сегодня достаточно веселья, продолжайте без меня. - Одна? - А вы имеете такую дерзость предполагать, что я должна вас развлекать? Нет уж, увольте, я не намерена утолять ваш дефицит общения, ни сейчас, ни потом – сказала Кара и, покинув галерею, закрыла за собой дверь. Сафа осталась одна. Ничего ни понимая, она смотрела то на дверь, то на портреты великих предков. Они тоже пристально, будто разглядывая, смотрели на нее, и Сафе показалось, что они ее знают, но отказываются признавать, осуждают и даже не любят, как будто она совершила нечто страшное, непоправимое, за что ее теперь никогда не простят. Она вернулась в свою комнату, которая теперь казалась ей не смешной, а чужой. Все превратилось в чужое и в этом чужом, ей не было мета. Сафа присела на краюшек черного дивана и тот заскрипел так протяжно и так недовольно, что она заплакала. Девочка еще никогда не чувствовала себя такой ненужной и в праздничную ночь, она как всегда уснула под утро, но в этот раз, ослабев от слез. Кара в эту ночь тоже не спала. Она не могла смириться с тем, что ее выстраданное переселение опять не состоялось и даже утешение, что Сафа через год, независимо оттого вернется Рава или нет, переезжает навсегда жить в Черный Дворец - не помогало успокоиться и тикало в висках - еще год, еще год, еще год....... Без надежды уснуть Кара стала размышлять над тем, как она должна относиться к Сафе, чтобы переселение во Дворец прошло без нареканий и не повредило бы ее переселению в Рай. - Никакой сентиментальности - вспоминала она предписание по содержанию и воспитанию кандидата в ученики Великого Магистра. Более того, я должна, как можно меньше общаться с ней, а, общаясь быть предельно строгой, чтобы расставание было желанным. Если Сафа, переселившись во Дворец, будет по мне скучать, я навсегда останусь здесь, чтоб она раз в месяц приезжала со мной повидаться. Какой ужас! - думала Кара и еще долго, крутясь в постели без сна, то и дело повторяла - Предельная строгость, предельная. Купить книгу Ольги Арзумановой-Д'Аржанкур "СКАЗКА О ПРАВДЕ Малиновый набат"

Просмотров: 25